Home
Links
Contact
About us
Impressum
Site Map?


Afrikaans?
عربي
Bahasa Indones.
Deutsch
English
Français
Hausa/هَوُسَا
עברית
O‘zbek
Peul?
Português
Русский
தமிழ்
Türkçe
Yorùbá
中文



Home (Old)
Content (Old)


Indonesian (Old)
English (Old)
German (Old)
Russian (Old)

Home -- Russian -- 09. Comparisons -- 3.02 The Opening of the Prayers that Concern the Kingdom of Heaven
This page in: -- Afrikaans? -- Arabic? -- Armenian? -- Azeri? -- Bulgarian? -- Cebuano? -- Chinese -- English -- Farsi? -- French -- German? -- Gujarati? -- Hebrew? -- Indonesian? -- Norwegian? -- Polish? -- RUSSIAN -- Serbian? -- Spanish? -- Tamil? -- Turkish? -- Uzbek -- Yiddish? -- Yoruba?

Previous part -- Next part

09. Сравнение ислама с христианством
Comparisosns 3 - МОЛИТВА ЗАБЛУДШИХ

3.02 - ВВОДНАЯ ЧАСТЬ МОЛИТВЫ



3.02.1 - Во имя Аллаха

«Фатиха» начинается с Басмалы – фразы, с которой начинаются все, кроме одной, суры Корана. Эта фраза буквально переводится следующим образом: Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного.

Некоторые мусульманские учёные богословы утверждают, что сначала в «Фатихе» не было этой вводной фразы, как не было её и в других сурах, и она была вписана лишь позже в процессе публикации Корана. Сегодня мусульмане считают её неотъемлемой частью «Фатихи». Басмала не является мольбой к Аллаху. Она подобна словам посланника, говорящего от имени далёкого Властелина; при этом она также чем-то напоминает заклинание колдуна.

Этими вводными словами мусульманин осознанно приближается к сфере влияния и власти Аллаха; но он вовсе не входит с ним в личный контакт. Мусульманин желает молиться в духе Корана. Он стремится выполнить обряд ислама. Он хочет поступать по закону шариата.

Эта ежедневно совершаемая молитва начинается с косвенной речи, и лишь в пятой строке впервые делается прямое обращение к Аллаху. Молясь главной молитвой своей веры, мусульманин не осмеливается начать её словами "Боже мой или "Наш милостивый Боже. Его молитва звучит формально, он не обращается к Богу в личном разговоре с прошениями, ходатайством, благодарением и поклонением. Басмала более похожа на попытку ничтожного человека приблизиться к великому властелину. Он со смиренно склонённой головой в глубоком почтении стоит перед могучим господином Аллахом, надеясь, что тот выслушает его бормотание.


3.02.2 - Аллах

В этой мусульманской молитве особое место занимает слово Аллах. Аллах – это арабское имя Бога, родственное древнееврейскому Элохим. Оба эти имени происходят от семитского ЭЛЬ, означающего «сильный», «крепкий» или «могучий». Иисус употребил это слово, когда отвечал первосвященнику: «Отныне узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных» (Матфей 26:64).

Еврейское Элохим отличается от арабского имени Аллах лишь последними слогами. В имени Элохим есть грамматический показатель множественного числа, который делает возможным познание Бога в Триединстве. Аллах же ограничен полной единственностью. Аллах не может быть единством трёх Лиц, потому что он уникально и исключительно один. Следовательно, в самом арабском имени Бога ясно выражено исламское противление Пресвятой Троице. Этот принцип ещё более утверждается в мусульманском символе веры, который тысячи раз в день громогласно звучит из минаретов над бесчисленным множеством городов и сёл: «Нет божества, кроме Аллаха. Мухаммед – посланник Аллаха». Это двойное отрицание всех других богов ясно утверждает единственность Аллаха.

Чтобы немусульманину как-то понять абсолютное владычество Аллаха, ему нужно вникнуть в мусульманский призыв Аллаху Акбар. Эта фраза, звучащая из минаретов 40 раз в день, означает «Аллах более велик». Сколько мусульман с этими словами на устах сражалось на священных войнах! Их выкрикивают на своих демонстрациях и шииты, и сунниты. Следует отметить, что Аллаху Акбар вовсе не означает «Аллах велик», ведь в таком случае можно было бы подумать, что есть ещё кто-то великий, а для мусульман это немыслимо. Эта фраза не означает и то, что Аллах – величайший, потому что тогда его можно было бы сравнивать с кем-то или чем-то менее великим. Нужно понимать, что Аллах более велик, чем всё остальное: он превыше всех несчастий, важнее всех политических событий, сильнее всех совершённых людьми ядерных взрывов. Аллах выше всех обещаний коммунизма и искушений капитализма. Аллах более велик, чем всё, что мы можем подумать о нём. Он иной, недостижимый, далёкий, великий и всемогущий бог. Никто из людей не может постигнуть его. Любая мысль о нём недостаточна или лжива. Аллах находится по ту сторону познавательных способностей тварного существа. Он Всемогущий, Он всем управляет и господствует над всем мирозданием с неоспоримой и безусловной высшей властью. Ему нет никого подобного. Он превознесённый, непознаваемый, далёкий бог, не имеющий личного общения со своими творениями. Никто из нас не в силах понять его, мы можем лишь преклоняться пред ним как его рабы.


3.02.3 - Милостивый, Милосердный

Эти два имени Аллаха в Басмале указывают на его милость. Мухаммед, вероятно, взял первое имя милостивого Аллаха («Рахман») из языка, на котором говорили в Йемене. Это слово своим красивым звучанием как бы воплощало в себе милость Аллаха. Слово «Милостивый» не было распространено в Мекке, и Мухаммеду нужно было уточнить его значение. Поэтому он прибавил к нему похожее имя прилагательное «Милосердный» («Рахим»). Второе имя должно было придать больше глубины первому – самому важному имени Аллаха. Употреблением этих двух имён вместе можно было лучше возвещать «всеохватывающую» милость Аллаха.

В поиске свидетельств о милости Аллаха в Коране мы находим в основном его творение и обеспечение жизни вселенной. Многие истины, упоминаемые в первой части христианского символа веры, подобным образом возвещаются в Коране: он есть творец и хранитель Вселенной, он даёт человеку успех, здоровье, богатство, многих сыновей и честь в этой и в грядущей жизни. На этом и заканчиваются свидетельства о милости Аллаха в Коране. Соответственно, люди бедные, слабые, презираемые и бездетные считаются проклятыми и попавшими под гнев Всевышнего.

Эти два добрых имени Аллаха упоминаются в Коране около 160 раз. Они вселяют в мусульман надежду на благо в этой и грядущей жизни. Однако милость Аллаха вовсе не означает, что Аллах прилепился к людям или заключил с ними завет, потому что «Аллах сводит с пути, кого пожелает, и ведёт, кого желает» (Сура Ибрахим 14:4). Аллах превознесён превыше всех своих творений. Он остаётся далёким, непознаваемым богом. Аллах не личностный бог. И ислам запрещает утверждать, что «Аллах есть дух», так как никто не может знать, кем или чем на самом деле является его господин.

Любая попытка познать сущность Аллаха, изучая его 99 прекрасных имён, приводит к разочарованию, так как 27 из них не упоминаются в Коране – они были включены в список позже мусульманскими богословами. В некоторые взятые из Библии имена Бога вложено странное содержание, искажающее их изначальный библейский смысл. Следует прислушаться к словам великого исламского богослова Аль-Газали, который сравнивал все имена и качества Аллаха и в конце признался, что «каждое имя Аллаха противоречит другому его имени. Аллах есть всё и ничто! Никто не может приступить к его величию и постигнуть его сущность. Он остаётся непознаваемым и властным богом».


3.02.4 - Отче наш

Уча Своих учеников молитве, Иисус не учил их приступать к Всемогущему Богу, Творцу или Вечному Судье. Не настаивал Он и на том, чтобы они молились Элохиму или Яхве. Иисус наделил их особой привилегией, чтобы они могли вместе с Ним называть Бога Отцом.

Обращение «Отче» производит духовный переворот и ставит нас в новые отношения с Богом! Кто из смертных людей мог бы отважиться назвать Вечно Сущего «Отцом»? Мы бы, наверное, подумали, что к Нему нужно обращаться «О Творец» или «Властелин истории». Но Иисус хотел возвысить Своих последователей на Свой уровень. Он вёл их не к великому, далёкому, неведомому Богу, Которого никто не может и надеется познать, и перед Которым все в страхе преклоняются. Нет, Иисус открыл Своим последователям совершенно другого Бога: личностного Бога любви, Отца, близкого к нам в Иисусе, Который навсегда связал Себя с грешниками через Иисуса. Бог остаётся отцом даже для погибающих сыновей и дочерей, и он тянется к ним. В Его отцовском характере выражается Его любовь к нам на всю вечность.

Отцовство Бога стоит в центре Нового Завета. Это духовный переворот, совершённый Христом в ответ на жёсткую доктрину единобожия, которую мы видим у иудеев и мусульман. Иисус в основном представлял Своим ученикам Бога как Отца. Он Сам в молитвах обращался к Богу «Отче». В четырёх Евангелиях Иисус более 185 раз утверждает отцовство Бога. Согласно Евангелиям, Он 99 раз употребил слово Бог, желая оставить Свою Божественность сокрытой от мира и от бесов. Но в кругу учеников Иисус открыто учил о том, что Бог – Отец, и Иисус с Ним – одно. Сын всегда чтил Отца и, отвергнув Себя, говорил: «Отец Мой более Меня… Видевший Меня видел Отца... Я и Отец – одно ...Я в Отце и Отец во Мне» (Иоанн 10:30; 14:9-11,28). Иисус был приговорён к смерти за то, что объявил Бога Своим Отцом и Себя Его Сыном (Матфей 26:63-66); первые и последние слова Иисуса на кресте начинались с имени Отца (Лука 23:34,46).

Никто не может сам постичь тайну Отца и Сына. Иудеи и мусульмане считают Бога одним-единственным. Они не могут принять мысль о существовании двух или трёх богов – им это кажется ужасным богохульством. Поэтому правоверные мусульмане презирают христиан, верующих в Отца, Сына и Святого Духа. Существование Пресвятой Троицы остаётся для них сокрытым и представляется им угрозой. Они духовно слепы, и их сердца ожесточены.

Иисус Своим уникальным откровением хотел ободрить учеников, чтобы они доверяли Богу, как своему Отцу и приступали к Нему с детской верой, ибо Он усыновил их, несмотря на то, что они были недостойными и нечистыми (Галатам 4:5). Иисус оправдал и очистил Своих последователей, чтобы они были достойными называться Божьими сыновьями и дочерьми. Они уже не пришельцы и не странники – теперь они члены семьи своего Небесного Отца (Ефесянам 2:19; 1Иоанн 3:1-3). Бог обещал и послал им Своего Святого Духа, чтобы они родились свыше и жили как Его дети, причастные Его силе и Божественному естеству (Римлянам 8:14,15; Галатам 4:6). Мы стали Его детьми по благодати: мы получили законное усыновление и переродились в Его естество силой Его Духа, Который взывает внутри нас «Авва, Отче!» и свидетельствует духу нашему, что мы – дети Бога, нашего Небесного Отца.

В Ветхом Завете Господь устами пророка Исаии провозгласил следующие слова откровения: «Не бойся, ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему; ты Мой» (Исаия 43:1). В 1Иоанна 3:1-3 читаем ответ Апостола Иоанна на это обетование:

«Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими. Мир потому не знает нас, что не познал Его. Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть. И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он чист».

Молитва «Отче наш» не почитает просто «Бога» и не прославляет Его косвенным путём, но прямо вводит нас в разговор с Богом Отцом. Христиане имеют личный контакт с Богом. Бог их слышит и знает, Бог заботится о них. Христианин на самом деле постоянно живёт в полной безопасности, ибо Всевышний – его Отец! Мы называем Бога Отцом не на основании своей расы, образования, богатства, пола, здоровья или успеха, но только верой в Иисуса Христа. Всякий верующий в Него молится Отцу во имя Его и вкушает свободу детей Божьих. У каждого христианина есть как бы «горячая линия», по которой он может связаться со своим Небесным Отцом в любое время. Его номер никогда не бывает занятым, и Он никогда не пропускает звонков своих детей. Он всегда слышит и отвечает на их молитвы. А вы знаете Божий «телефонный номер»? В Псалме 49:15 сказано: «Призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня».


3.02.5 - Сущий на небесах

Слова «Отче наш» вовсе не приводят последователей Христа к непочтительному, дерзкому или требовательному обращению к Богу, так как они знают, что их Отец есть сущий на небесах. Несмотря на близкие личные отношения с Отцом, между ними остаётся «дистанция святости». Христиане на самом деле дети Божьи, но ещё не открылось, кем они будут. Святой Дух хранит их от грубой фамильярности и чрезмерной самоуверенности.

Небеса, на которых находится Бог, есть духовное царство, а не географическое место. Когда Иисус сказал, что Отец в Нём, и Он в Отце, то тем самым Он объявил, что в Нём небеса сошли на землю! С другой стороны, Иисус был на небесах всегда, ибо Он никогда не переставал быть одним с Отцом (Иоанн 3:13). Только на кресте Божий Сын был отделён от единства Троицы. На кресте Он примирил грешных людей с Богом; на кресте Он претерпел ад; на кресте Он понёс заслуженное нами наказание, чтобы мы могли во имя Его приступать к Отцу. Небо начинается уже на земле, невидимо, когда в нас обитает Дух Отца и Сына. Но не следует путать это с материальным процветанием или чувством благополучия. Это чувство надёжности в Боге Отце может испытывать каждый: и умирающий в концлагере, и голодающий в Индии. Небо в равной степени доступно и в огромных небоскрёбах Нью-Йорка, и в Африке среду бушменов. Кто верует в слова Христа и призывает Бога Отца – тот становится новым творением. Молитва «Отче Наш» основана на любви, а не на страхе; на надёжном основании в Боге, а не на отдалённости от Него; на беспрерывном благодарении, а не на отчаянии.

Некоторые критики стоят на своём: «Ислам свидетельствует о том, что Аллах милостив и милосерден. А христиане называют своего Бога "Воплощением любви". Милость и любовь – одно и то же. Следовательно, обе религии устремлены к одному и тому же Богу!» В ответ мы советует таким критикам задуматься о настоящем значении слов «любовь» и «милость». Если жених снисходительным тоном скажет невесте: «Я окажу тебе "милость" и женюсь на тебе», что она ему ответит? Наверное, она порвёт с ним отношения и скажет ему: «Нет! Благодарю за "милость"! Но между нами всё кончено!» А если жених скажет ей: «Я люблю тебя», то всё будет ясно, он поставит себя на один уровень с ней. Именно так отношения с Богом в Библии отличаются от отношений с Аллахом в исламе. Аллах даже в самых прекрасных и благородных формах остаётся великим, далёким и возвышенным божеством, которое в лучшем случае может наклониться и рассмотреть жалкого, мерзкого червяка и, возможно, пожалеть его и решить ему помочь.

Между тем наш Отец Бог во Христе сошёл к людям и стал на их уровень. Он стал одним из нас. Он даже опустился ниже нас, когда взял на Себя нашу вину и умер вместо нас на кресте. Настоящая любовь есть жертва ради недостойных. Отец Господа Иисуса Христа не просто милостив к тем, кто в беде, но Он искупил грешников, которые не могли достичь собственной праведности, Он умер за них ещё прежде их рождения, и Он терпеливо трудится над ними.

Первые слова в «Фатихе» и в молитве «Отче Наш» являются определяющими для содержания и духа этих двух молитв. В исламской молитве каждая мысль направлена к Аллаху, так как ислам представляет собой теоцентрическую культуру, в которой все сферы жизни вращаются вокруг имени Аллаха. Но в молитве, которой учил нас молиться Иисус, все последующие прошения совершаются на основании отцовства Бога. Таким образом, можно подвести итог всему сказанному в данной части: «Фатиха» прославляет только Аллаха, и только на него направляет всё внимание, а молитва «Отче Наш» превозносит «Отца нашего, сущего на небесах». Кто сможет понять смысл этих двух имён и различия между ними, тот постигнет сущность ислама и христианства и выяснит для себя различия между ними. Ислам по своей сущности есть осознание человеком славы и величия Аллаха. Между тем истинное христианство заключается в откровении и рождении свыше от Отца.

www.Grace-and-Truth.net

Page last modified on March 12, 2015, at 11:13 AM | powered by PmWiki (pmwiki-2.2.50)